Древние Боги

 

 
Главная Главная


Рис. 34
Храм царицы
Хатшепсут в
Дейр-эль-Бахри.
Однако храм Хатшепсут явно превосходил последний как размерами, так и богатством декорировки. Грандиозный по масштабам, отделанный множеством колоннад и скульптур, храм Хатшепсут явился гармоничным сочетанием трех поставленных друг на друга кубов, оформление фасадов которых было построено на чередовании горизонталей террас с вертикалями колоннад. Наклонные плоскости лестниц связывали эти линии в одно целое и являлись продолжением линии дороги, которая шла из долины. Храм прекрасно сочетался с окружавшей его местностью, сверкая своими белыми колоннадами на коричневатом фоне огромных скал. Богатству оформления храма соответствовала и внутренняя . отделка - золотыми и серебряными плитами полов, инкрустированной бронзой дверей из эбенового дерева. Строителем этого замечательного храма был Сенмут, один из талантливейших зодчих Египта и близкий к царице человек.
Гробницы знати также вырубались в скалах и состояли из двух помещений и ниши со статуей умершего. В некоторых гробницах имеются колонны.
В скульптуре, как и в зодчестве, фиванская школа заняла ведущее место. Именно в Фивах - столице Египта - строились теперь главные храмы, для убранства которых применялось все большее количество статуй, равно как много статуй посвящали в эти храмы и ставили в гробницы столичных некрополей.
Характерные особенности скульптуры, как и архитектуры XVIII династии, ярко проявились в храме Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри. Одно то, что для этого храма было сделано свыше двухсот статуй, показывает, каким событием в художественной жизни Фив было его сооружение и каким стимулом оно должно было послужить для развития фиванской скульптуры. Лучшие мастера работали над осуществлением гигантского замысла Сенмута, и естественно, что именно здесь, как в фокусе, отразилось все то новое, что созревало в предшествующие годы.
Статуи царицы Хатшепсут, стоявшие в разных местах храма, позволяют отметить их различия и выделить общие для всех этих разнообразных скульптур портретные черты. Овал лица, суживающегося книзу, очень широко расставленные миндалевидные глаза с крутыми дугами бровей, нос с горбинкой, маленький рот и круглый подбородок - все это неизменно воспроизводится в каждой статуе.
В то же время отдельные группы скульптур значительно отличаются друг от друга в зависимости от их назначения. Скульптуры, составляющие часть внешнего оформления храма, - колоссы, стоявшие перед колоннадами, сфинксы и т. п. - наименее индивидуальны, они передают лишь наиболее характерные черты лица царицы. Самые масштабы этих скульптур (в 8 и 5 м высотой) требовали скупого отбора только тех основных линий и плоскостей, которые могли бы производить нужное впечатление с большого расстояния. Статуи же, стоявшие в главной молельне храма и имевшие культовый характер, должны были согласно египетским верованиям возможно ближе воспроизводить конкретный образ данного фараона. Естественно, что изготовление таких статуй поручалось лучшим мастерам. Не случайно статуи Хатшепсут из главной молельни храма (Рис. 35-36) столь явно выделяются среди остальных не только высоким качеством работы, материала и техники (центральная статуя царицы была сделана из необычного, близкого к мрамору известняка, а лица и руки четырех остальных окрашены в розовый цвет и покрыты лаком), но и иным характером.



Рис. 35-36
Головы статуй царицы
Хатшепсут из храма
в Дейр-эль-Бахри.
Особая мягкость трактовки, умение передать индивидуальность в пределах явной идеализации позволили, несмотря на убор фараона, воспроизвести облик Хатшепсут во всем его женственном обаянии.
Сделанные первоклассным мастером, именно эти статуи явились первым законченным выражением официального стиля в портрете Нового царства. Идеализированный, но при этом индивидуальный образ определенного царя, образ сознательно возвеличенный, лишенный всего случайного и несущественного, с четко отобранными и тщательно отделанными основными чертами, - такой образ отныне лег в основу царского портрета на протяжении десятилетий, как это видно по таким памятникам, как статуи Тутмеса III (Стр. 37) и скульптуры его преемников.


Рис. 37
Статуя фараона
Тутмеса III.
Деталь.
Подобно официальной скульптуре самого начала XVIII династии, и статуи знати этого времени еще во многом связаны с памятниками Среднего царства, хотя в них уже ощущаются и черты нового стиля. Великолепными образцами подобных скульптур являются статуэтки жреца Аменхотепа и его жены Раннаи в Музее изобразительных искусств в Москве (Стр. 38-39). Обе эти статуэтки исключительны по качеству их работы: они сделаны из дерева, глаза, ожерелья, браслеты инкрустированы золотом, одежда посеребрена.


Рис. 38
Статуэтки
жреца
Аменхотепа
и его жены
Раннаи.


Рис. 39
Статуэтка
Ранаи.
Деталь.
С середины периода XVIII династии в развитии фиванского искусства намечается наступление нового этапа, который, начинаясь в годы правления Тутмеса IV, достигает высшего расцвета при Аменхотепе III и подготавливает искусство Амарны.

Главная Главная