Древние Боги

 

 
Главная Главная



Ко времени царствования Тутмеса IV и особенно Аменхотепа III Египет давно уже широко пользовался плодами своих завоеваний. Возросла роскошь быта знати, появились пышные одеяния из тонких тканей, сложные парики, массивные ожерелья, богаче и декоративнее становились формы предметов домашнего обихода. Все это отразилось и на стиле искусства. На смену четкости форм начала династии приходит теперь изысканная декоративность, перерастающая иногда в чрезмерную нарядность. Некогда гладкие плоскости поверхностей статуи покрываются мелкими струящимися линиями складок одежд и локонов париков, вся статуя полна игрой светотени. В результате исканий новых способов передачи окружающего мира пробуждается явный интерес к движению, объему, живописности.
Тела статуй приобретают мягкость, линии становятся закругленнее, как это можно видеть, например, у прекрасной деревянной статуэтки юноши (Эрмитаж, Рис. 40).
На женских статуях прекрасно передается просвечивающее сквозь прозрачную легкую ткань тело. Впервые в истории мирового искусства египетские скульпторы ставят и успешно решают эти задачи. Как обычно, скульптор свободнее пробовал разрешить интересовавшие его задачи более совершенной передачи натуры именно на статуэтках танцовщиц и служанок. Такие фигурки служили ручками сосудов для притираний, подставками для флаконов и т. п. К ним относятся чудесные туалетные ложечки, хранящиеся в Музее изобразительных искусств в Москве (Рис. 41-42).


Рис. 41. Туалетная ложечка.


Стр. 42. Туалетная ложечка.
Прелестны и ручки зеркал в виде ажурных рельефных фигурок девушек, играющих на различных музыкальных инструментах или плывущих в легких лодочках на фоне зарослей папирусов и держащих в руках то охапки лотосов, то пойманных птиц. Они так и кажутся иллюстрациями к столь распространенным в литературе XVIII династии любовным стихотворениям-песням, в которых частым местом встреч возлюбленных бывали сады или нильские заросли:
"Доносится голос дикого гуся,
Попавшегося на приманку.
Но любовь к тебе удерживает меня,
И я не могу освободиться.
(Когда) я сниму мои силки, -
Что скажу я моей матери,
К которой прихожу каждый вечер,
Нагруженная птицей?
"Разве ты не ставила сегодня силков?"
Твоя любовь завладела мною!
Дикий гусь летит и спускается,
Множество птиц порхает вокруг,
А я не думаю о них -
Со мной моя любовь, только моя!
Сердце мое равно твоему,
Я не удалюсь от твоей красоты!"
К любой из этих фигурок могут быть отнесены слова юноши, так воспевающего красоту своей возлюбленной:
"...(тело) сестры - это поле лотосов...
Руки ее - это сети,
И лоб ее - это силки из дерева "меру",
А я - гусь, пойманный на приманку!"
Аналогичными путями шло развитие стиля и в фи-ванской стенной росписи и рельефе. Фиванские храмы и гробницы XVIII династии сохранили большое количество рельефов и росписей, позволяющих достаточно полно проследить путь их развития. Наиболее важны в этом отношении изображения в гробницах знати, так как царские гробницы содержат лишь религиозные сюжеты, а храмовые рельефы ограничиваются воспроизведением сцен царских побед или совершения фараонами различных обрядов в храмах. Исключение составляют лишь рельефы храма царицы Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри, который и в этом отношении является очень важным памятником, так как сохранившиеся на его стенах рельефы дают ряд уникальных композиций, вроде знаменитой экспедиции за благовониями в страну Пунт.
Основные темы гробничных росписей и рельефов остаются прежними - мы видим здесь и сцены из жизни умершего и различные ритуальные изображения. Однако появляются и новые сцены, в частности военные, равно как значительно изменяются и прежние. Росписи отражают особенности деятельности умершего: в гробницах визирей мы видим прием пришедших с дарами иноземцев, сбор податей, заседания суда, в гробницах военачальников - военные сцены, рекрутские наборы, парады войск; в жреческих гробницах показаны работы в храмовых мастерских, прием золота и части военной добычи, поступающей в храм; писец царских полей оставил нам изображение обмера земли, воспитатель царевича - сцену обучения последнего стрельбе из лука, придворный врач - посещение заболевшего сирийского князя.
Для росписей и рельефов, как и для круглой скульптуры этого времени, характерно усиление реалистических исканий и в то же время нарастающее стремление к изысканности и декоративности. Художников интересуют передача движения, объемности, в поисках нового они пробуют показать фигуры в фас, со спины, в три четверти, в полный профиль; иначе строят групповые сцены. Даже в традиционных сценах охоты в пустыне появляется ряд важнейших нововведений. Мы видим охотника, уже мчащегося в колеснице за несущимися в настоящем галопе по пустыне животными, обращенные в фас головы животных.

Главная Главная