Древние Боги

 

 
Главная Главная


Несмотря на то что папирус датируется XX веком до н.э. (это так называемый драматический папирус Рамессеум. - М. К-), записанный на нем обряд мистерий восходит, несомненно, к древнейшим временам, на что указывают анализ и язык текста и самого обряда. Таким образом, этот папирус свидетельствует о том, что уже в глубочайшей древности культ Осириса был культом умершего царя, равно как культ Гора - культом царя живого". Папирус Рамессеум образцово издан и изучен К. Зете.
Как видно из приведенных фактов, Осирис в мистериях представляет собой именно бога-царя, невинно пострадавшего за людей, но никак не бога растительности.
Надо обратить внимание и на то, что "воскрешение" Осириса весьма условно. Он не возвращается к земной жизни; на троне Египта его сменяет сын Хор. Осирис же, "утомленный сердцем" (wrd ib) в результате гонений и перенесенных страданий, становится царем .в потустороннем мире, судьей умерших. Поэтому называть Осириса "умирающим и воскресающим" богом более чем неточно.
Аспект Осириса как бога растительности проявляется в его культе и мистериях значительно позднее, в основном в греко-римское время. Религиозную практику древних египтян в поздние, особенно греко-римские, времена отразил Плутарх в комментарии об Осирисе как о боге растительности. Итак, характер мистерий Осириса меняется, на первый план выступает растительный аспект бога. Фигура умершего Осириса сооружается из ила с предназначенными для прорастания зернами хлебных злаков, или деревянные контуры бога заполняются землей и засеваются (иначе говоря, изображение мертвого с заложенной в нем основой для "воскрешения"). Такое изображение Осириса покоилось в специальном помещении храма. Через год изображение торжественно заменялось новым с восклицаниями "Мы нашли его!", а старое предавалось погребению. Водружение новой фигуры и погребение старой были важнейшими моментами нового типа мистерии. О внутренней связи культа умершего бога-царя с растительностью, устанавливаемой на основании этнографических данных, преимущественно африканских, говорилось выше. Неизвестно, однако, почему сами египтяне осознали и отразили эту связь лишь в мистериях позднего типа - не ранее. Мистерии нового типа приобрели широкую популярность - они разыгрывались при широком участии народа.
Очень интересные сведения содержит стела египтянина Гемнеф-Хор-Бика, жреца бога Осириса в городе Буто в Дельте (греко-римское время): в мистериях Осириса участвовало много людей, и связаны они были с богом плодородия Мином. Сведения об участии египтян в мистериях сообщают Геродот (II, 3, 47-48, 61, 62, 170-171), Плутарх (Об Исиде и Осирисе, 28, 33, 36, 39), Гелиодор (Эфиопика, 260).
Немалую роль в поздних мистериях Осириса играли плачи по Осирису Исиды и Нефтиды. Тексты плачей содержатся в папирусе Бремнер-Ринд (папирус Британского музея № 10188) времени Александра, сына Александра Македонского, в Берлинском папирусе № 3008 (II в. до н.э.) и в очень позднем Луврском папирусе "Книги мертвых" (№ 3079). Тексты плачей различны, но бросается в глаза их общая направленность, а также общность опоэтизированного чувства глубокой скорби и отчаяния.
Из содержания текстов папирусов Британского и Берлинского музеев следует, что это были ритуальные тексты, исполняемые двумя жрицами, на плечах у которых были написаны имена Исиды и Нефтиды.
Ритуальные тексты мистерий Осириса позднего времени сохранились как. на стенах храмов, воздвигнутых в греко-римское время, так и в папирусах. Потому нам известно, что «произносилось и совершалось в каждый час дня и ночи у тела "Благого" (т. е. Осириса. - М. К.}, какие боги охраняли его покой, какие формулы возглашал херихеб, какие причитания пели жрицы, какие его сестры и другие богини - плакальщицы". Изданием и исследованием этих текстов наука обязана X. Юнкеру.
Как уже было отмечено выше, характер мистерий Осириса менялся со времен Среднего царства до греко-римского времени включительно, но основное содержание их осталось прежним: неутешная скорбь по невинно пострадавшему богу, облагодетельствовавшему человечество и павшему жертвой зависти своего брата Сетха. Вместе с тем это было выражением надежды на светлое будущее, неуклонной веры в то, что "благой" Осирис, великий бог, царь преисподней, верховный судья, обеспечит вечную жизнь и блаженство любому смертному, не исключая угнетенных и эксплуатируемых.

Главная Главная