Древние Боги

 

 
Главная Главная


В дополнение к фикции божественной природы фараона существовала другая фикция, имевшая целью "доказать" первую. Суть ее состояла в том, что фараон не просто объявлялся "сыном Ра", но и в самом деле был рожден царицей от самого бога Pa, представшего в образе фараона. Эта версия о теогамии возникла, несомненно, уже в эпоху Древнего царства. В знаменитом папирусе Весткар, содержащем сказку о происхождении царей V династии, рассказывается о жреце бога Ра по имени Раусера и его жене Реджедет, которая родила трех мальчиков, но не от своего мужа, жреца, а от самого бога Ра (папирус Весткар 9, 9-10). Возмужав, они положили начало V династии. От более поздних времен, точнее, от XVII династии до нас дошли храмовые тексты и изображения, четко выражающие эту концепцию. В храме царицы Хатшепсут в Дер-эль-Бахри сохранились весьма интересные и поучительные изображения и надписи, рассказывающие о рождении женщины-фараона. Как известно, подлинными, земными родителями царицы Хатшепсут были фараон Тутмос I и его жена, царица Яхмос. Изображения же и сопровождающие их надписи не оставляют ни малейшего сомнения в том, что знаменитая царица считалась официально дочерью царицы Яхмос и бога Амона (в те времена верховного бога Египта, отождествленного с богом Ра). Сопровождаемый богом Тотом, Амон направляется в покои царицы, приняв образ ее земного супруга, фараона Тутмоса I. Божественный аромат, исходящий от него, волнует царицу. Она воспламеняется страстью к богу и отдается ему. Рождается дитя божественного происхождения - Хатшепсут. Аналогичные изображения и подписи повествуют о рождении в Луксоре фараона Аменхотепа III, земными родителями которого были фараон Тутмос IV и царица Мутемуйя, а "подлинным" отцом - сам бог Амон. Таким образом, в отношении двух фараонов XVIII династии - Хатшепсут и Аменхотепа III - мы имеем совершенно неопровержимое доказательство концепции "двойного отцовства".
Эта концепция существовала и много позже - она отражена в коптском романе об Александре Македонском Псевдо-Каллисфена, где прямо говорится: "Царь Александр, сын бога Амона и Олимпиады..." (I, 21). Олимпиада была исторической, земной матерью македонского завоевателя. Г. Масперо, конечно, прав, утверждая, что все это - отголосок представлений египтян о рождении фараона, воплощенных в изображениях и надписях на стенах храмов.
Здесь нельзя обойти молчанием весьма интересный факт: концепция "двойного отцовства" проникла в мифологию раннего христианства. Она присутствует в одном из коптских апокрифов (история плотника Иосифа). В полном противоречии с каноническими евангелиями Христос говорит о двух своих отцах - о "любимом отце Иосифе", "отце по плоти", и о "благом отце в небесах". В подтверждение божественной природы фараона неоднократно приводился и тот несомненный факт, что в ряде египетских текстов сохранились гимны, в которых фараоны воспеваются как боги. Таковы, например, гимны фараону Сенусерту III (кахунские папирусы), гимн Рамсесу II (Кубанская стела), гимн Ме-ренпта (папирус Салье I), гимн Рамсесу IV (Туринский остракон № 2161).
В ряде случаев фараоны (в частности, Рамсес II) еще при жизни сооружали храмы с собственными скульптурными изображениями, которым поклонялись как изображениям богов.
В текстах, исходивших из официальных кругов - храмов, дворцов и т. п., всячески подчеркивалось божественное происхождение фараона в целях упрочения его авторитета. Слово "бог благой" (ntr nfr), "фараон" (рr с;), "царь" (nswt) имели один и тот же денотат - "живой царь", "фараон".
Совокупность этих фактов легла в основу традиционной египтологической концепции о роли фараонов в египетской религии как "подлинных богов". Однако, как показал Ж. Позенер, основываясь на тщательном анализе множества текстов, имеющих непосредственное отношение к этой проблеме, разрешение ее в традиционном плане страдает безусловной односторонностью. Египтяне, конечно, не могли считать фараонов, реальных людей, подлинными богами, невидимыми сверхъестественными существами, - различие между теми и другими было слишком безусловным и неопровержимым. Божественная природа фараона не что иное, как результат религиозно-политических убеждений, в то время как его человеческое естество было дано в непосредственных ощущениях и в полной мере отражено в ряде текстов. Как повествуется в знаменитой поэме о Кадешской битве, Рамсес II, окруженный многочисленными врагами, обращается с молитвой о помощи к своему "отцу", богу Амону, и тот спасает возлюбленного "сына" от угрожающей ему смертельной опасности. Это только один из множества примеров, свидетельствующих о том, что фараон, как и прочие смертные, в трудную минуту жизни искал помощи у богов.
Воспевание фараона как подлинного бога не более чем литературная гипербола, к которой были склонны египтяне. В уже упомянутом гимне Сенусерту III, например, фараон воспевается как могущественное божество, а затем следует молитва, обращенная к богам, с просьбой проявить любовь к царю, даровать ему жизнь и власть на многие, многие годы. В знаменитой "Повести о Синухе" воспевается как бог фараон Сенусеот I и также содержится молитва за него богам. Подобных текстов сохранилось множество от самых различных периодов истории Египта. Из надписи фараона Харемхеба явствует, что моление богам за здравие и благополучие царя практиковалось в храмах ежедневно, иначе говоря, это была необходимая составная часть ежегодного богослужения. С молитвами к богам обращался и сам фараон - тому немало примеров, особенно в текстах XIX и XX династий. До сих пор исследователи не обращали на это внимания, подчеркивая лишь все то, что характеризовало фараона как бога. В результате создавалась неполная, тенденциозная, малоправдоподобная картина египетских представлений о фараоне. Фараон мыслился как "богочеловек", и заключенное в нем человеческое начало сближало его с простыми смертными. Как простые смертные, он зависел от богов и нуждался в их помощи. В своих молитвах фараоны постоянно подчеркивали, что они "послушны" воле богов. И еще один очень интересный факт: в провинциальных центрах "отцом" фараона считался местный верховный бог.

Главная Главная