Древние Боги

 

 
Главная Главная


Имена, представляющие собой названия предметов, профессий, указывающих на этническую принадлежность, на .происхождение из той или иной местности и т. д., к религии отношения не имели. Но наличие таких имен ни в коей мере не лишает египетскую антропонимику ее сакрального характера, ярко иллюстрируемого теофорными именами. Как правило, у египтян было два имени, оба личных, а не групповых: полное и сокращенное (но не обязательно сокращение полного, иногда просто кличка). Имя божества в теофорных именах являлось, естественно, компонентом полного имени. Того, что называется фамилией, у египтян не было.
Египетская антропонимика оказала большое влияние на греков: в эпоху эллинизма были широко распространены греко-египетские имена: Хораполлон, Хермапион, Исидор я т. п. Некоторые египетские имена бытуют и в наше время у европейских народов. Таковы, например, Онуфрий, Паисий, Таисия, Пахомий, Сусанна (у египтян это было мужским именем), Пинехас и др.
К сфере культа относится и деятельность оракулов - одна из форм общения человека с божеством. Человек задает божеству волнующие его вопросы; божество, если хочет, "отвечает" человеку. Явление оракула возможно было лишь в том случае, если человек в чем-то сомневался и искал разрешения своих сомнений в "ответе" божества. Однако "волеизъявление" божества происходило иногда и без запроса человека.
По данным источников, оракулы появились в Египте лишь во времена XVIII династии. Так, фараон Тутмос III стал повелителем Египта именно в результате "указания" самого бога Амона - в то время Тутмос был одним из жрецов этого бога. "Знамение" божества было высказано во время богослужения, но в какой именно форме - об этом текст умалчивает. В правление XVIII династии бог Амон "выразил свои желания" еще два раза. По его "указанию" царица Хатшепсут отправила знаменитую экспедицию в Пунт, а фараон Тутмос IV выступил против повстанцев в Нубии. Как тонко подметил Я. Черны, эти "указания" были даны божеством внутри храма, в то время как все последующие оракулы вещали вне храма, при стечении народа, во время религиозных процессий и празднеств. При Рамсесе II великий бог на одном из празднеств назвал имя Небуненефа в качестве кандидатуры на пост верховного жреца Амона в Фивах (Небуненеф был в то время верховным жрецом бога Онуриса в Тинисе). Позднее, во времена XXI и XXII династий, Амон неоднократно "давал советы" по разным вопросам.
Практика оракула распространилась и за пределы Фив, проникла в далекую Напату и в известный оазис Сива, расположенный в Ливийской пустыне. Здесь следует указать на почти никогда не упоминающийся в египтологической литературе факт: знаменитый спартанский полководец Лисандр, стремившийся к концу Пелопонесской войны стать общегреческим правителем, "учитывая традиционное значение оракулов, к которым спартанское общество имело обыкновение прислушиваться при проведении любых политических преобразований... неоднократно пытался склонить на свою сторону служителей крупнейших прорицалищ в Дельфах, в Додоне и даже в ливийском оазисе Амона с тем, чтобы они от имени своих богов огласили составленные им предсказания". Посещение спартанцем Лисандром далекого оазиса Сива с целью получения предсказания от бога Амона - в высокой степени интересный исторический факт, свидетельствующий как об авторитете и влиянии этого оракула за пределами Фив и собственно Египта, так и о том, что Лисандр был предшественником Александра Македонского, объявленного (тем же оракулом) "сыном бога Амона" в 332 г. н.э. Здесь мы видим конкретное проявление египетского влияния на обожествление эллинистических монархов за пределами Египта. С разделением Египта на две части, управляемые в Танисе фараонами XXI династии, а в Фивах - верховными жрецами Амона, Амон стал часто "вмешиваться в земные дела". Первым верховным жрецом Амона в Фивах был Херихор, современник XXI танисской династии. От него осталась надпись, в которой рассказывается о "волеизъявлении" бога Хонсу, сына бога Амона. Из-за поврежденности текста невозможно понять, о чем идет речь. При верховном жреце Менхеперра, одном из преемников Херихора, Амон проявил себя дважды: "утвердил" в сане верховного жреца Менхеперра, прибывшего с севера в Фивы, и "ответил" на запрос верховного жреца о том, как поступить с лицами, подвергшимися изгнанию из Фив за какие-то проступки, - "разрешил" вернуть изгнанников в Фивы ("стела изгнания").
Во времена XXII династии сын фараона Такелота II Осоркон стал верховным жрецом Амона в Фивах и был "утвержден" в этом сане самим богом. Амон "принимал участие" и в государственных делах независимой Эфиопии. В ее столице Напате Амон был верховным божеством, как и в Фивах. В так называемой "стеле избрания", написанной на египетском языке, повествуется о том, как по указанию бога Амона на престол Эфиопии был возведен царь Аспелта.
Но бог Амон не ограничивался в своих "указаниях" высокой сферой государственных дел. Он "занимался" культовыми вопросами (связанными с экономическими) в интересах членов семьи верховных жрецов Амона в Фивах. Таковы, например, "декреты" - оракулы бога в пользу Иурота, в пользу Хенттоуе и царевны Макара, дочери Псусеннеса, фараона XXI династии. В "декретах" речь идет об ограждении экономических интересов высших представителей жречества Амона. За пределами внимания вездесущего Амона не оставались и чисто культовые интересы, касавшиеся уже не живых, а умерших. Известны "указания" Амона в "декретах" в пользу Несхонс и Пинутема, о переносе мумий фараонов Сети I, Рамсеса I и Рамсеса II в другую гробницу, где они и были найдены в XIX в. н.э., об установлении заупокойного культа Немрата. Наконец, нельзя обойти молчанием и "заботу" Амона о сохранении здоровья ряда лиц в форме его ответов на просьбы жрецов.

Главная Главная