Древние Боги

 

 
Главная Главная


Но предсказания изрекали не только фиванские божества: сохранились тексты, указывающие, что боги других городов, в частности Исида и Мин, Пта, Сетх, также занимались этим по примеру Амона.
В круг интересов оракула входили и будничные заботы простых смертных: установление виновников той или иной кражи, разрешение спора о разделе имущества и т. п. Сам великий бог Амон, "царь богов", "снисходил до рассмотрения подобных просьб", о чем свидетельствует ряд текстов. Помимо Амона и его ипостасей на западном берегу Нила этими вопросами "занимался" и обожествленный, умерший царь Аменхотеп. Таким образом, начиная с XVIII династии можно наблюдать определенное "сближение" людей и богов: боги "приобщаются" к жизни людей, к их будничному существованию. Это весьма существенный сдвиг в религиозном мышлении египтян.
В связи со всем сказанным об оракулах возникает важный вопрос: в чем заключалась "техника" оракула, каким образом божество "проявляло свою волю"? Решение божества могло быть оформлено в письменном виде: "декреты" Амона в пользу Иурота, Хенттоуе, Макара, Несхонс, Пинутема, Немрата, упомянутые талисманы. В этом случае вопрос о "технике" оракула не возникает: дошедшие , до нас документы - явное доказательство того, что компетентные лица письменно интерпретировали волю божества. Но как была высказана эта воля? Вопрос далеко не праздный, ведь оракулы в большинстве случаев вещали не во мгле храма, а вне его, при дневном свете, при большом стечении народа. Существовавшая техника "волеизъявления" божества до сих пор остается неизвестной, она не описана в дошедших до нас документах. Я. Черны считает наиболее вероятным, что божество, т. е. его идол, "приближалось" на портативной барке в наосе к поставившему вопрос в случае положительного ответа и удалялось от него в случае отрицательного, т. е. оракул давал только ответы "да" или "нет", которые потом расширенно толковались.
Начиная с эпохи Нового царства практика оракулов получила широкое распространение. Сохранилось немало остраконов, содержащих письменный вопрос божеству, как от времени Нового царства, так и от времен более поздних, включая и греко-римские. Во многих из них высказана просьба дать письменный ответ. Страбон (XVII, 43), рассказывая о посещении Александром оазиса Сива, утверждает, что "ответы оракула давались не словами, как в Дельфах и у Бранхидов, но большей частью кивками и знаками, как у Гомера... причем прорицатель принимал на себя роль Зевса". Если слова Страбона соответствуют действительности, то по крайней мере для IV в. до н.э. секрет техники "волеизъявления" бога объясняется просто - от имени бога высказывался жрец. Вероятно, так же или приблизительно так обстояло дело и в предшествующие времена.
Всякого рода тяжбы разбирались не только с помощью оракулов, но и в судах. На суде клялись именем бога, в частности Амона, и именем фараона.
Выше, в главах об Осирисе и Хоре, был затронут вопрос о мистериях в честь этих божеств. Мистерии были, несомненно, частью культа. Здесь уместно вернуться к этой проблеме в самой общей форме. Помимо К. Зете ею плодотворно занимался крупный французский египтолог Э. Дриотон, перу которого принадлежит ряд исследований по этой теме. Мы не станем касаться литературной стороны египетских мистерий, остановимся в общих чертах на их содержании.
Мистерии - театральные представления из жизни богов, разыгрывавшиеся либо в храмах, либо при храмах. Древнейшая из мистерий существовала уже в эпоху Древнего царства. Это так называемый в науке "Памятник мемфисской теологии". Последней по времени является мистерия Хора Эдфуского (эпоха Птолемеев), о которой подробнее говорилось выше. Упомянутый Э. Дриотон пишет о египетской религиозной драме следующее: "Наши средние века, знавшие пышный расцвет религиозной драмы, подобной древнеегипетской, не оставили никаких произведений светской драмы, как и фараоновский Египет. Насколько можно судить по данным источников, театральные произведения разыгрывались перед храмами, на украшавшей храм эспланаде или в храмовом дворе, точно так же, как и в средние века, когда мистерии разыгрывались на площадях перед соборами".
Актерами в основном были жрецы. Но из очень интересной стелы начала II тысячелетия до н.э., посвященной богу Хору египтянином Эмхебом, мы узнаем, что последний был странствующим актером. Геродот (II, 63) сообщает интересные сведения о мистериях, в которых участвовали массы: "А в Папремисе (локализация этого города не установлена. - М. К.) приносят жертвы и совершают священнодействия так же, как и в других местах. Всякий раз, когда солнце склоняется к западу, лишь немногие жрецы хлопочут около статуи бога, большинство же с деревянными дубинками становятся при входе в святилище. Против них стоят толпой больше тысячи богомольцев, выполняющих обет (также с деревянными дубинками). Статую же бога в деревянном позолоченном ковчеге в виде храма переносят ночью в канун праздника в новый священный покой. Несколько жрецов, оставшихся у статуи бога, влекут на четырехколесной повозке ковчег со статуей бога. Другие же жрецы, стоящие перед вратами в преддверии храма, не пропускают их. Тогда богомольцы, связавшие себя обетом, заступаются за бога и бьют жрецов, которые [в свою очередь] дают им отпор. Начинается жестокая драка на дубинках, в которой они разбивают друг другу головы, и многие даже, как я думаю, умирают от ран. Египтяне, правда, утверждают, что смертных случаев при этом не бывает". Перед нами, несомненно, описание мистерии при участии в ней народных масс.
Геродот (II, 59) подчеркивает, что "всенародные празднества египтяне справляют не один раз в году, а весьма часто. Чаще же всего и с наибольшей охотой египтяне собираются в городе Бубастисе на праздник в честь Артемиды и затем в Бусирисе в честь Исиды. Ведь в этом городе находится самый большой храм Исиды. Расположен же этот город в середине египетской Дельты (Исида - это египетское имя Деметры). Третье празднество бывает в городе Саисе в честь Афины, четвертое - в Гелиополе в честь Гелиоса, пятое - в городе Буто в честь Латоны, шестое - в Папремисе в честь Ареса". Здесь мы имеем четкое указание на обычай всенародно праздновать религиозные мистерии разных богов. Далее Геродот (II, 60) описывает массовые празднества в Бубасте, подчеркивая их вакхический характер, говорит о массовом пиршестве в честь Исиды (II, 40). Словом, массовость празднования мистерий вне сомнения. Таким образом, египетская религиозная драма имеет точки соприкосновения с греческой трагедией. Видный египтолог Б. Стрикер опубликовал очень интересное исследование о происхождении греческого театра (имеется в виду помещение театра). Автор задает себе вопрос: "Имели ли афиняне модель, создавая театр?" И со свойственной ему четкой аргументацией приводит много очень интересных сведений, дающих серьезные основания для размышлений о египетском происхождении греческого театра.

Главная Главная